Первые сведения о возникновении русского этногенеза т.е. о наличии на Востоке Европы элементов государственности — русской земли (росы, русы) относятся к 862 г.

По своим формам общину исторически принято разделять на азиатскую, античную и германскую. Раннеславянская община — прародительница не только общины, но и многих европейских народов.

Община в России представляла своеобразный «союз по владению надельной землёй». Где бы ни появлялись славяне, на западе или на востоке Европы, всюду они приносили с собой общинные навыки. Этим объясняется их более сложная и длительная судьба.

Происхождение русской общины и исторические этапы её развития во многом соответствовали тенденциям и стадиям развития общинного земледелия других древнейших народов. Было что-то общее с германской «маркой», а что-то с индийской сельской общиной, с армянской и иберийской общинами. Но были и свои особенности с далеко идущими последствиями для развития не только земледелия, но и всей экономики России. На землях древней Руси, в далеком прошлом, возникла патриархальная семейная (домашняя) община, которая была промежуточной формой между родовой и соседской (территориальной) общинами и длительное время существовала одновременно с сельской, соседской территориальной общиной, особенно на севере России («дворища» и «печища»).1

Древнейшие памятники русской письменности и права, такие, как «Повесть временных лет» и «Русская правда» показывают, что община (конец VIII в., начало IX в. и несколько позже) состояла из людей, обладавших имуществом и деньгами, которые находились в их личной собственности. Общинники-смерды были связаны круговой порукой в выполнении платёжных обязательств перед князем, то есть общины вели взаимоотношения с главой рода, удельного территориального образования, а затем и феодала через выборного представителя. Общинники платили налоги по индивидуальным нормам. Единицами налога были: «дым», «рало», «плуг», то есть признаки, характеризующие индивидуальное хозяйство. Наряду с мелкой частной земельной собственностью на приусадебную пахотную землю в сельской общине существовало и коллективное владение общинными землями. При этом, в тех случаях, когда земля принадлежала общине, частная собственность ограничивалась жилыми и подсобными строениями, рабочим и продуктивным скотом, сельскохозяйственными средствами и другим инвентарём.

Таким образом, в самой общине каждый её член являлся не только пользователем, но и собственником определенной части общинной земли. Отсюда возникло в дальнейшем (по мере увеличения числа членов общины и сокращения свободной земли) право уравнительного периодического передела всех земельных угодий или только пахотной земли, и, наконец, право выделения из общины с соответствующим участком земли, то есть «наделом».


1 Феноменальная особенность, жизнестойкость, «долгожитие» и самобытность русской общины подтверждается её видоизменениями и в эпоху феодализма, и в эпоху капитализма, и в более позднее время (включая период с 1917 по 1927 гг). Реформой 1861 г. первичной ячейкой самоуправления в деревне было объявлено «сельское общество». В Европейской части России накануне 1917 г. общинными были 2/3 крестьянских хозяйств и 4/5 надельных земель.